Исторические параллели - Барин приехал...

      

       Барин приехал. Что это был за человек - едва ли кто на Кукарских заводах знал хорошенько, хотя барину было уже за тридцать лет. На своих заводах Лаптев всего был раз, десятилетним мальчиком, когда он приезжал в Россию из-за границы, где родился, получил воспитание и жил до последнего времени. Впрочем, вся восходящая линия Лаптевых вела точно такой же образ жизни, появляясь в России наездом. Исключение представляли только первые представители этой семьи, которые основывали заводы и жили в них безвыездно. Это была крепкая мужицкая семья настоящих "расейских" лапотников: первым в родословном дереве заводовладельцев считался Гордей, по прозванию Лапоть.

       Просматривая семейную хронику Лаптевых, можно удивляться, какими быстрыми шагами совершалось полное вырождение ее членов под натиском чужеземной цивилизации и собственных богатств. Хорошо сохранили основной промышленный тип, собственно, только два поколения - сам Гордей и его сыновья; дальше начинался целый ряд тех "русских принцев", которые удивляли всю Европу и, в частности, облюбованный ими Париж тысячными безобразиями и чисто русским самодурством. В Париже, Вене, Италии были понастроены Лаптевыми княжеские дворцы и виллы, где они и коротали свой век в самом разлюбезном обществе всевозможного отребья столиц и европейских подонков. Здесь они родились, получали воспитание и женились на аристократических выродках или знаменитостях сцены и demi-monde'a*, пускали семя и в крайнем случае возвращались на родину только умереть. Некоторые из представителей этой фамилии не только не бывали в России ни разу, но даже не умели говорить по-русски; единственным основанием фигурировать в качестве "русских принцев" были те крепостные рубли, которые текли с Урала на веселую далекую заграницу неиссякаемой широкой волной. Эти мужицкие выродки представляли собой замечательную галерею психически больных людей, падавших жертвой наследственных пороков и развращающего влияния колоссальных богатств. Были тут жуиры и прожигатели жизни pur sang**, были меломаны, были чудаки по профессии, были меценатствующие "вельможи", антикварии, библиоманы и просто шалопаи. Единственная вещь, которую можно было бы поставить им в заслугу, если бы она зависела от их воли, было то, что все они догадывались скоро "раскланиваться с здешним миром", как говорят китайцы о смерти. За последние полтораста лет средняя цифра жизни этих магнатов не превышала сорока лет. Но и этого периода было совершенно достаточно, чтобы около каждого из Лаптевых выросла своя собственная баснословная легенда, где бессмысленная роскошь азиатского пошиба рука об руку шла с грандиозным российским самодурством, которое с легким сердцем перешагивало через сотни тысяч в миллионы рублей, добытые где-то там, на каком-то Урале, десятком тысяч крепостных рук… Едва ли в европейской хронике, богатой проходимцами и набобами всяких национальностей, найдется такой другой пример, как подвиги фамилии Лаптевых, которые заняли почетное место в скорбном листе европейских и всесветных безобразников.

* полусвета (фр.).

**чистой крови (фр.).

Дмитрий Мамин-Сибиряк - ГОРНОЕ ГНЕЗДО (роман, 1884 г.)

«Буржуазная печать не уделяла Мамину-Сибиряку своего внимания. И это понятно: такой обличитель разбоя, злодеяний и безумного авантюризма капиталистов не мог вызвать сочувствия у либеральных торгашей....».  «Необузданный разбой, безумный авантюризм, сплошные кровавые оргии алчных охотников наживы, страшные эпидемии спекуляций, баснословные обогащения и катастрофические крахи и, с другой стороны, непрекращающийся мощный протест бесправных рабочих и крестьян—вот атмосфера, в которой рос будущий летописец Урала, певец его красот и грозный обвинитель капиталистических людоедов. В своих талантливых произведениях он разоблачает грязь и пошлость капиталистического мира, становится беспощадным судьей рабовладельцев и работорговцев и страстным защитником угнетенных и обездоленных тружеников...» 

Мамин-Сибиряк Д. Н. Собрание сочинений в 10 т. Том 1 — с. 5--12. М., «Правда», 1958 (библиотека «Огонек»)

Собирательный образ нарождающейся  российской буржуазии конца 19 века имеет удивительное сходство с современной российской буржуазией возродившейся в результате капиталистического реванша конца века 20.

Что любопытно, это сходство характерно не только для современных российских промышленников и предпринимателей, но и для чиновников и пропагандистов обслуживающих нынешнюю буржуазную власть. Их семьи безвылазно живут за границей, их дети получают образование в престижных западных учебных заведениях и уже никогда не станут русскими ни по духу, ни по мировоззрению, да и сами они зачастую имею иностранное или двойное гражданство. Их страсть к бессмысленной роскоши по прежнему, как и сто с лишним лет назад,  местами граничит с  грандиозным самодурством — как говорится еt cetera ... Не буду указывать  на кого-то конкретно - фамилии персонажей подставьте сами...

 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded